Я больше не боюсь

       Дарвин утверждал, что в этом мире выживает способный приспособиться, в свою очередь Эдисон заметил, что гений — это 1 % таланта и 99 % выполненной домашней работы. Сколько себя помню, я всегда слушалась маму, не могла вынести ее осудительного взгляда. Поэтому и выросла ребенком «правильно — неправильно». Четко очерченные рамки — это моя зона комфорта. Прошла всю школу, даже не делая домашнюю работу, просто поняла, что надо делать, чтобы получить хорошую оценку, и делала только это. Музыкальная школа, балетная студия, кружок лепки… Гордиться нечем. Все школьные годы поднимала свою самооценку за счет отметок в дневнике, делала все другим в радость и ради галочки, а потом с удивлением рассматривала отражение в зеркале. Потом пришло время выбирать, кем же я стану, когда вырасту. И здесь, конечно, появилась толпа советчиков…
Нет, у меня все вроде бы хорошо — полный штиль. Но в этом спокойствии я вдруг осознала самое ужасное — что моя жизнь, моя история не представляют для меня самой никакого интереса. Моя идеальная, примерная среднестатистическая жизнь стала разваливаться по частям. И я сказала себе, что не хочу, чтобы все решали деньги, не хочу быть несчастной и беспокоиться о вещах, которые не могу контролировать, не хочу хотеть то, что мне не нужно, и не хотеть то, что имею, не хочу спешить, бежать сломя голову, не хочу смотреть под ноги, лучше разобью себе локти и коленки в кровь, но увижу мир вокруг себя и глаза идущего навстречу.
Я развернулась и устроила пляски! В прямом смысле. Поступила в Академию культуры на хореографию современного танца, прошла через вступительные экзамены и попала на одно из шести бюджетных мест в конкурсе из девяти человек на место. Не знаю, что будет завтра, через 10 лет или даже через минуту, не строю планов, не утверждаю, что права. Единственное, в чем я уверена, что я еще разочаруюсь. В этом мире, людях, моем выборе, в себе. Разочаруюсь, чтобы дать очаровать себя снова, опять и опять.