Faberge — законодатель ювелирной моды

«Фаберже» — одна из немногих традиционных марок в ювелирном деле, которая неизменно вызывает интерес. Марка «Фаберже», принадлежавшая с 1989 г. косметической корпорации «Юнилевер», в 2007-м была куплена инвестиционной группой «Паллингхерст Рисорсиз», а сейчас находится в структуре принадлежащей «Паллингхерст» компании «Джемфилдс», специализирующейся на добыче цветных драгоценных камней. Впрочем, здесь не место для подробного рассмотрения всей этой истории, единственная причина того, что я вообще затронул эту тему, — похоже, великая ювелирная марка наконец получила реальный шанс для динамичного развития. Раньше предпринимались несколько попыток заново вывести на рынок часовую коллекцию «Фаберже», да все неудачно. Новые владельцы, разумеется, начали с ювелирной коллекции, а вот новые часы марки были представлены в Базеле в этом году. Часы большой (как минимум, потенциально) ювелирной марки требуют специфического подхода, и нынешнее руководство «Фаберже» поступило разумно, обратившись к специалистам из числа лучших — «Вошер Мануфактюр» (автоматические механизмы базовой коллекции), Джулио Папи (мужские сложные часы) и Жан-Марку Видеррехту (сложные женские часы). Пожалуй, стараться создать большую массовую коллекцию с самого начала вряд ли стоило, и так поступили в «Фаберже», пойдя по пути, проложенному «Ван Клифом» с их поэтичными сложными часами. Благо, у Жан-Марка Видеррехта, изобретателя и руководителя фабрики часовых механизмов «Аженор», стоявшего за наиболее яркими из ванклифовских поэтичных сложных часов, немало интересных идей и уже готовых конструкций, так что нашлось что предложить «Фаберже» из неизданного. Предложенная Видеррехтом идея веерного указателя времени оказалась весьма кстати, так как среди пасхальных яиц Фаберже имеется одно с механическим павлином, распускающим хвост. Видеррехт не только высказал идею, он реализовал ее в разработанном с чистого листа калибре AGH 6901, так что попутно со сложными женскими часами «Леди Комплике» (Lady Compliquee Haute Horlogerie) в «Фаберже» получили первый собственный часовой механизм, вполне возможно самый первый в истории марки.

Если бы дело ограничилось лишь специальной сложной механикой, это было бы недостаточно для такой марки, как «Фаберже». Здесь важно добиться того, чтобы часы вызывали эмоциональную реакцию, чтобы корпус представлял собой произведение ювелирного искусства. Как мне кажется, ближе всего к осуществлению этой задачи в «Фаберже» подобрались в часах «Саммер ин Прованс Эмеральд» (Summer in Provence Emerald), флагманской модели среди ювелирных часов марки. Оставлю в стороне ювелирные аспекты этой модели, которые, несмотря на тщательную проработку, оставляют впечатление чего-то устаревшего. Больше всего меня зацепил корпус с очень выпуклым сферическим сапфировым стеклом. Оно идеально вписано в линии, так что изогнутая поверхность стекла продолжается в корпусе. Вот это и есть та самая форма, которая создает совершенно особое приятное впечатление от часов.

Вот такой корпус с именно таким стеклом хотелось бы видеть в часах базовой коллекции — больше округлых форм, больше чувственности, это был бы новый «Фаберже», «Фаберже», направленный в будущее.