Бедная богатая девочка

 С митинга оппозиции на Болотной ББД сбежала. Приглашать через фейсбук невежливо, не наливали, и такого количества пыжиковых шапок — пирожков девочка не видела с начала девяностых. Дресс — код на баррикадах соблюла одна Ульяна Сергеенко в юбке собственного сочинения. Ведущие, даже Борис Немцов, ни одного мало-мальски внятного тоста так и не произнесли. Для сравнения ББД посетила  «Наших» на Манежной. И там шаром покати —ни канапе с камчатским крабом, ни жалкого стаканчика «Абрау-Дюрсо» от дружественного партии — победителю винодела Бориса Титова. Неужели в государственном бюджете не найдется пары ноликов на фуршет, пусть не от «Марио», но хоть от мэрии —ведь водятся же в Вознесенском переулке недурственные хачапури?
«Откуда, подруга? —хохотнул один сочувствующий, отпаивая ББД глинтвейном. —Финсредства давно утекли в Цуг. Там все ваши осели». ББД, всю жизнь путавшая кантоны с вонтонами, о Цуге, столице одноименного швейцарского кантона с самыми низкими налогами в Европе, не слыхала. Но уже точно знала, куда двинет на выходные —цугом, за уплывающими денежками, сэкономленными на булке для электората.
Высадившись в Цюрихе, купила билет на красивый красный паровоз —он прибыл минута в минуту. Не то что гонщик Михаэль Шумахер, привыкший к рекордам: как-то в Цуге он превысил скорость на тридцать километров в час и был оштрафован на тысячу швейцарских франков. Еще один такой веселый старт —и его ждет тюрьма, а там —одиночество и цугундер.«Поэтому в Цуге никто ничего не нарушает. У нас И без того веселуха», —подытожила знакомая, уже третий месяц перекачивавшая в здешних идиллических пейзажах жир из попы в губы и обратно, и вытащила целую колоду красочных перспектив. «Во-первых, есть мини — гольф. Во-вторых, кормежка уток на озере. В третьих, выставка коров». —«Коров?!» —«Местные их обожают. На смотры скота привозят лучших диджеев и мишленовских поваров». ББД поперхнулась «Тоблероном» из дьюти — фри, представив, как празднует рекордные удои под Боба Синклера, но промолчала. И предложила где-нибудь отобедать: Цуг в конце концов не Шри-Ланка —наверняка и сюда уже просочились жадные кашевары из «Гинзы» и вездесущий Mr. Novikov.
Ни первых, ни второго не нашлось. На центральной площади —три одинаковые пиццерии в тридцати метрах друг от друга, каждая в высшем ценовом диапазоне. Девочка заказала экономичный «зект», вытащила запрещенную законами кантона сигаретку —и почувствовала на себе десяток колких взглядов грустных ненакрашенных теток в кедах с грудничками. Что-то неуловимое в их чертах выдавало русских, но что случилось с этими землячками? Что за изверг состриг нарощенные ресницы, что за монстр обломал «шеллак» и в зачатке изничтожил бланики? «Это все мамы, жены, залетевшие любовницы, —шепотом объяснила подруга. —Их завозят сюда «Гольфстримами», по две — три штуки на каждого форбса приходится. Секса в Цуге нет, и дамы потихоньку дичают —даже наряжаться не для кого».
«Ну хорошо, —храбрясь, ББД отставила бокал. —Секса нет, а шопинг имеется?» Подруга поглядела на часы —единственное, что в Швейцарии имелось в безусловном достатке: «Поздно. Магазины закрываются в шесть. По субботам —в три. В воскресенье не работают. Я, когда из Москвы приехала, ломилась в полседьмого в Bvlgari, уверенная, что там дверь заклинило».
«Клубы? Бары? Ночная жизнь?» —пролепетала девочка дрожащим голосом. «Выбирай. Есть заведение Juanitas —там гости разучивают танец под Super Trouper АВВА аж до двух ночи: пока не повторишь все движения, не выпустят. Есть Theater Casino —правда, это не казино. Ну и ночной клуб «Мистер Пиквик»… Что ты делаешь?» —недоуменно воскликнула подруга.
«В Москву! В Москву!» —по — чеховски бормотала ББД, набирая трясущимися пальцами на айпаде адрес сайта с авиабилетами. Она ушла из пиццерии по-английски: не обернувшись и не заплатив. Так, должно быть, уезжал из Лондона Герцен, разбуженный декабристами. В груди бедной девочки просыпался сладостный дух протеста. Ее потянуло на Болотную.